КАЛИНИНГРАД МОЖЕТ СТАТЬ "КАЛИТКОЙ" ДЛЯ ФИЛИППИНЦЕВ

Сегодня судоходство всё также переживает острый кризис, как и месяцы назад.

Моряки меняются, если повезет, только при определенных условиях и в крайне малочисленных портах. Большая часть мира закрыта для смен. Десятки тысяч моряков работают свой семнадцатый месяц на судне, и конца этому не видно.

Многие правительства закрывают глаза на злоупотребления работодателей в пролонгации контрактов, прикрываясь опасностью распространения заразы; в то же время судовладельцы просят моряков потерпеть ещё, уверяя, что делают всё возможное для осуществления смен. Но вот только мало что изменилось, хотя пик заболеваемости явно пройден.

В то же время у моряков нарастает невыносимая моральная и физическая усталость. Сходы на берег запрещены. И на судах, в условиях изоляции в замкнутом пространстве, резко возрастает риск психических расстройств, провоцирующих опасность, связанную с человеческим фактором. А это, в свою очередь, напрямую ведёт к катастрофическим последствиям.

Очевидно, что большинство людей на берегу уже устали от соблюдений всех карантинных и самоизоляционных мер. Это прекрасно видно по толпам в городском транспорте и электричках в сторону побережья, по очередям в музеи, где о социальной дистанции давно забыли, а люди безо всяких масок дышат друг другу в затылки. При этом статистика заболеваемости всё равно идёт на спад.

Почему так происходит, и сколько это ещё будет продолжаться, совершенно неясно. Но зато ясно, что эти новые условия окружающей среды рано или поздно приведут и к изменению ряда механизмов, а может и всей системы в целом. Главным же фактором, влияющим на эти изменения, пока что остаётся неопределённость в том, когда закончится пандемия, и будут ли сняты ограничения.

А если теперь так будет всегда, ну или, например, ещё год? Что тогда? Главные принципы того же КТМС о максимальной продолжительности рейса в 11 месяцев изменят на 17, 20 или 22?

А может стоит, в первую очередь, поменять условия не для моряков, а для судовладельцев, и именно этот факт создаст новые механизмы?

Кстати, о механизмах. Совсем недавно, в порту Эстонии, портовые власти задержали судно как раз потому, что там у моряков были истёкшие контракты, а общая продолжительность рейса составляла шестнадцать месяцев. Как ни удивительно, но именно в таких условиях судовладелец подсуетился и таки нашел способ поменять экипаж.

Похожая ситуация случилась с судном "Berge Taranaki" (9832456, LIB), которое посещалось инспекцией МФТ в Калининграде. Это судно также чуть не попало под санкции портового контроля. Но в данном случае проблема решилась тем, что судовладелец предоставил гарантийное письмо, что судно идёт в Эстонию, а там всех быстренько поменяют. Конечно, филиппинским морякам лучше поменяться именно там - так проще и быстрее. Но суть остаётся в том, что судовладелец зашевелился только когда «петух клюнул». А так бы моряки ещё, как минимум, «кружок сделали» до Латинской Америки, как было два месяца назад, хотя уже на тот момент контракты у моряков истекли.

Но есть и ещё один вариант решения проблемы со сменой иностранных моряков, причём в Калининграде. Этот новый, поистине уникальный механизм отлаживает калининградская крюинговая компания "СТАФФ Менеджмент".

У компании уже есть довольно большой опыт в репатриации филиппинцев и других иностранных моряков из Калининграда. То есть, иностранных моряков практически из любой страны в Калининграде списать можно, но вот предоставить им смену на их же сограждан – нет. Но даже в такой, действительно непривычной ситуации, выход тоже найден. Списавшихся иностранных моряков могут сменить наши квалифицированные калининградские моряки, которых у нас достаточно, и которые тоже давно ждут отправки в рейс. И, кстати, такой кадровый резерв у крюинговой компании "СТАФФ Менеджмент" тоже найдётся.

Так что теперь, если калининградская инспекция МФТ получит жалобу о просроченных контрактах с идущего к нам в порт судна, скорее всего, это судно уже не выйдет из калининградского порта, пока на нём не произойдет необходимая смена экипажа.

И, кстати, в инспекции Государственного Портового Контроля порта Калининград эту идею также поддержали.

Пётр Дзендзелюк,
Юридический отдел КРО РПСМ