Калининградская региональная организация российского профсоюза моряков

Морское «оборзение».

Тут же появляется номер газеты «Каскад», где на всю первую полосу – «Фирма «Рефрен» пришла всерьез и надолго!» и отповедь нам, клеветникам из РПСМ. А ровно через неделю Снежницкая беззвучно снялась с якоря со всеми деньгами и долговременными планами. Пострадало тогда примерно 500 человек. Я не знаю, какими аргументами Снежницкая расположила к себе «Каскад»: пусть об этом задумываются те, кому она до сих пор должна. Но помню я судового механика, который после исчезновения мадам умер ночью от инфаркта. Остались жена и ребенок. «Каскад» и не подумал извиниться. Мол, «редакция не несет ответственности за достоверность информации, предоставляемой рекламодателем». Однако та самая статья была опубликована без каких-либо ссылок на рекламу. А в народе велика еще была вера в печатное слово: как же не правда, если в газете написали? А через несколько лет, примерно с такой же необъяснимой симпатией к «плохим ребятам», газета «Каскад» информировала общественность о событиях на борту БМРТ «Салус». Доходило до смешного: вся пресса Скандинавии и России («Калининградка» и «Маяк», «Известия» и «Труд», телеканал РТР) выступали на стороне рыбаков, а «Каскад», один-единственный - против. Хотя и в технической части морская тематика «Каскаду» просто не поддается. Надоели «матросы» (вместо «моряки»), «корабли» (вместо «суда»), «международный профсоюз» (вместо «МФТ-ITF»), но, главное, вконец утомило нежелание пишущих работников хоть что-то понять в проблемах плавсостава. Чувствуется, что «зеленые человечки» или «змеи в квартирах Калининграда» этим журналистам и ближе, и интереснее. Казалось бы, ну так и пишите об этом! Ведь желтая пресса тем и приятна, что знает свое место в аудитории. И наоборот, «желтизна», что выдает сплетни за аналитику и даже какие-то выводы из этого выводит, смешна и нелепа. Как, например, следующее «мороборзение» «Каскад» от 26.06.2004г. под сочным заголовком «Моряков «обувают» по полной!». Слог-то какой, а? Африканские страсти В чем смысл произведения?

Да в том, что автор, Е.Малиновская, побеседовав с бедолагой-рыбаком (редчайший случай: человек четырежды, выражаясь стилем «Каскад», был «обут»), перевирает то, что соврали ей, на свой лад. Да еще и изрекает: «Мы тут говорили о защите прав моряков. Так я напомню, это не в нашей стране». Чтобы заявлять такое, насчет того, что делается в защиту прав наших моряков в нашей стране, надо знать и страну, и людей, работающих в море. А у автора о моряках представления дамские. Ах, было время все они ходили в брюликах-батиках-свитерочках. Как-то все подзабылось, глумливо сочувствует она. А я спешу уверить, что моряки – по-прежнему самая высокооплачиваемая часть пролетариата. И средний судовой офицер зарабатывает столько, сколько вся редакция «Каскада», и в вашем сочувствии не нуждается. Теперь о фактуре произведения. Автор делает интересное наблюдение: «иностранные государства рады без посредников нанять наших моряков на нелегкую работу». Это какие-такие государства черпают у нас рабочую силу? Может, она хотела сказать, что «калининградский плавсостав работает на мировом флоте, где, помимо национальных флагов второго регистра также используются 27 удобных флагов оффшорной юрисдикции?» Может, и хотела, только слов таких не знает. Следующее утверждение: ее знакомый «устроился в неплохой рейс. Шутка ли: отправиться из Анголы под флагом Белиза». Что за счастье такое – работать именно под флагом Белиза, не пойму? Что же касается ангольского счастья, то в среде калининградского плавсостава выражение «отправиться в Анголу» приравнивается к нецензурному выражению. Началось все действительно с 1995 года, когда БМРТ «Отрог» (судовладелец – АОЗТ «Бионет», Калининград) оказался в п.Луанда с калининградским экипажем на борту. Здесь состоялся банальный случай рэкета, когда ушлый африканский коммерсант, при поддержке госвластей Анголы отбил судно у российского партнера. То есть, арестовал его вследствие коммерческих долгов и уселся в ожидании выкупа. В компании с частью экипажа «Отрог», которым руководил мудрый капитан. Предвосхищая подобное развитие событий, судовладелец П.

Литвак загодя предложил рыбакам репатриацию, и честно заявил, что рассчитаться полностью не сможет. Кое-кто улетел вместе с ним, но двадцать с лишним человек оставались на судне еще два с половиной года, поставив судовладельца, потерявшего свое судно, на счетчик. В итоге они вернулись домой за счет государства на самолете, но вот почему сказочник из «Каскада» добирался отдельно от них и аж четыре года – загадка. Между прочим, в 1999 году, когда в Москве слушался иск рыбаков, заявленный к АОЗТ «Бионет», судовладелец в зале присутствовал. И по решению суда был оправдан. То есть, заключил судья, в ситуации, когда у судовладельца отняли его собственность он сделал все возможное: предложил расчет, репатриацию и даже получив отказ экипажа, еще какое-то время снабжал судно и оплачивал счета. Вообще-то историй «это было в Анголе», достаточно. Консульство РФ в Луанде регулярно извещает и наш профсоюз, и службы капитанов рыбных портов Калининграда и Мурманска, Владивостока и Новороссийска о судовладельцах, которые нанимают рыбаков, а потом оставляют их без зарплаты. МИД гневно требует пресечь деятельность этих представительств по найму в указанных портах, но проблема-то в том, что таких представительств у нас нет. Это означает следующее. Российские рыбаки попадают в Анголу, минуя службы капитанов (где оформляются судовые документы) , по обычному загранпаспорту и нанимаются нелегально. В одном случае – по совету бывалого кореша, в другом – и такое бывает! – при посредничестве тетки, взимающей мзду прямо на квартире, но по любому ни с кем не советуясь.

Не нужны рыбакам на этой стадии профсоюз и государственные компетентные органы, адвокаты и газеты. Зато потом – другое дело. Так что отправиться в Анголу, действительно, не шутка. Однако даже при таком невеселом раскладе в Анголе никогда ни на одном судне не погибали «пятеро его коллег». Были случаи смерти вследствие сердечного приступа, поножовщины и отравления метиловым спиртом, но массового смертоубийства не было. К вероятному сожалению газеты «Каскад». Поймите, даже Африка и прочие задворки – это не черная дыра, откуда достучаться невозможно. Для примера, случай смерти трех моряков (малярия) на т/х «Гран Канариас» две недели обсуждался в международных СМИ. А «Каскад», не морщась, информирует о смерти пятерых неизвестных моряков. Да еще и петитом это выделяет. Но ведь это, господа, не ваши «зеленые человечки». Помни о «Салусе»! Следующий раздел «2000 год» вообще анекдот какой-то. Напомню его. Стоят два мужика на дороге, голосуют проезжающим. Один говорит: «Какие у нас водилы грубые. Зато в Москве и подвезут, и в сауну сводят, и на ночь оставят, да еще и денег дадут». «А ты, - спрашивает другой, - ездил так в Москве?» «Да нет, это мне жена рассказывала». Так и здесь, где вранье начинается сразу с указанной даты. И Е. Малиновской, чтобы не позорить свою газету, следовало всего лишь поднять подшивку го же «Каскада» за 2002 г., с апреля по октябрь, когда и произошел случай с БМРТ «Салус» на Борнхольме. Хотя, может она своей газете вполне заслуженно не доверяет. Тогда напомню, как оно было. Для начала, никто из рыбаков этого судна, включая «рассказчика», ни в какую Данию не летал: экипаж этого траулера под, между прочим, флагом Белиз, в течение двух лет комплектовался в Калининграде ООО «Толиман» (гендиректор В.Зайцев). Судно работало по Балтике с регулярными заходами в порт Калининград, где в августе 2000 года – по иску нашего профсоюза в защиту прав шестерых рыбаков – и был арестован его груз. Потому что мистер Зайцев зарплату не выплачивал еще до событий на о. Борнхольм. А через год с лишним произошли известные события: арест судна, арест судовладельца и последующее возвращение экипажа. Однако все было совсем не так, как пишет Е.Малиновская.

Когда «Салус» встал у стенки порта Рене в режиме рифера, рыбаки уже питались гнилой картошкой и окурки подбирали на улицах. И, как всегда, никуда не жаловались. И никакой «датский профсоюз моряков» помощь им не оказывал: нет такого профсоюза. Просто были добросердечные островитяне, они-то и высвистали из Копенгагена инспектора МФТ Кьяртана Гудмундссона. А тот, на месте происшествия убедился, что организовать бойкот судна не получится. Потому что в экипаже не было членов Российского Профсоюза Моряков. Поясню: по датским законам «забастовка солидарности» является законной лишь с том случае, если один профсоюз, допустим, РПСМ, обращается за поддержкой к другому, SID, и все они объединены в одной федерации, МФТ-ITF. Вот почему инспекция МФТ в Дании обратилась к нам с беспрецедентной просьбой: «Пожалуйста, примите экипаж «Салуса» в свой профсоюз заочно». К сожалению, (а почему, см.ниже), мы на это пошли. Хотя принцип профсоюза – «защита с момента вступления», но никак не «задним числом». Иначе получается, что человек, прекрасно обходившийся без советов-консультаций-уплаты взносов, приходит и дарит свою проблему. Однако повторяю, экипаж «Салуса» был принят в РПСМ заочно. Взамен К.Гудмундссон согласился приобщить к судебному иску о взыскании зарплаты заявления тех бедолаг, которые списались с судна в разное время. А вот, как было дело «с визитом громил». Судовладелец приехал на свое судно в компании двух (по документам) матросов. И почти уговорил экипаж отказаться от претензий, в очередной раз попросив оказать ему доверие. «Владимир Иванович, - вскричала повариха, - да кто ж Вам не верит?» Остальные просто молчали. Один лишь матрос Саша прервал этот сеанс «изъявления преданности» и вышел на палубу. К нему, на глазах ТВ Борнхольм, снимавшему эту сцену с причала, подошли сзади два «матроса» и на глазах ухмылявшегося Зайцева поволокли внутрь судна. Все это также происходило на глазах по-прежнему молчаливого экипажа. Через полчаса к судну подъехала полицейская машина: Большакова нашли связанным, а Зайцева и парочку «матросов» отвезли в участок. Позже, по решению суда, они были осуждены на несколько месяцев. Я излагаю эти события не по чьим-то сказкам. У нас была и регулярная связь с судном, инспектором и прессой о. Борнхольм (ежедневная газета “Bornholms Tidende”). И, еще потому что, на Борнхольме был инспектор нашего профсоюза Игорь Кораблев. И я подробно рассказываю об этом деле потому, что мне не нравится фальшивая тональность даже тех строчек писанины, которые правдоподобны. «Каскад» пытается изобразить события так, будто все что происходило с их сказочником, происходило по естественным причинам, в кои почему-то не захотели вмешаться ни Бог, ни царь и ни герой.

«Кто поможет бедным рыбакам?» А тридцать этих «бедных», но здоровых мужиков стояли и смотрели, как ломают их товарища. И действительно были готовы гнать с судна инспектора МФТ. К счастью для них, полиция в Дании сработала быстро. И после того, как судовладелец переместился на нары, рыбаки окончательно решили доверить защиту своих бесценных прав профсоюзу. Почему «окончательно»? А потому что некоторые, вняв Зайцеву, уже отозвали доверенности «на защиту прав и интересов», ранее выписанные ими инспектору МФТ. Теперь снова передумали и снова переоформили. Потом жители Борнхольма организовали фонд в поддержку пребывания русских на острове на все время, пока тамошний суд выносил решение. Сначала об аресте судна, потом о его продаже. И хотя никакой необходимости сидеть все это время на борту не было – обычно, после предъявления иска адвокатом, народ возвращается домой, такое у нас от Южной Африки до Норвегии – датчанам мы благодарны. Хорошие они люди. Правда, насмотревшись на рыбаков «Салуса», выводы делали неверные: «если эти так запуганы, что ж творится в России и Калининграде?». По этой причине в октябре того же года наш профсоюз принимал в гости внушительную делегацию представителей СМИ Дании и жителей Борнхольма. Гости решили убедиться, так ли страшен черт, как его малевали им рыбаки. «Я представлял себе, - простодушно докладывал телевизионщик, - что у вас на каждом углу стоит мафия с автоматом, из которого стреляет в каждого, кто пукнет. Теперь вижу, русские – такие же, как и мы». С этими впечатлениями датчане и отбыли. «Каскад» пишет: датчане за свой счет отправили экипаж домой и пообещали им и в дальнейшем предоставлять юридические услуги. Ну, во-первых, экипаж добирался домой за свой счет (стоимость аренды автобуса адвокаты К. Гудмундссона учли в иске); а во-вторых, вот как сработали юристы на Борнхольме. Зарплата, точнее, часть ее (за вычетом «бесплатного автобуса» ), поскольку судно ушло с аукциона по мизеру, была распределена лишь среди тех рыбаков, которые сидели на борту последнее время. Распределение было непропорциональным, больше всех получил капитан, до последнего державший сторону судовладельца. И ничего не получили тридцать с лишним других членов экипажа, чьи интересы К. Гудмундссон обязался «учесть». Разгорелся скандал и я сообщил инспектору все, что думаю о нецелесообразности датской акции «борьба против удобных флагов». А именно: в ней не было необходимости. Права калининградских рыбаков, если б они того пожелали, мы бы отстояли и в калининградском суде. Как это было с тем же «Салусом» двумя годами раньше.

И в нашей практике мы никогда не делим экипаж на «преданных делу» и «не очень». Кроме того, если зарплата взыскивается не полностью, делить ее следует поровну. Инспектор обиделся и пожаловался на меня руководству РПСМ. А экипаж «Салуса», не получивший зарплату, пожаловался на меня в милицию. Так, мол, и так, обвиняем профсоюз в ненадлежащей защите наших прав. Интересно, никто из рыбаков ни на судовладельца, ни на агентство по трудоустройству ничего подобного не заявлял. И еще. Из 27-ми членов экипажа, получивших зарплату лишь потому, что они были приняты в РПСМ, профвзносы заплатили 7 человек. «Надлежит нам исполнить всякую правду». Дальнейшие сказки, про похождения в Южной Африк, можно прокомментировать так: если человек дважды обжигался в подобных случаях, отправляясь в рейс без контракта и ничего не зная о судовладельце, чему удивляться? А сказка эта в том, что моряку, по словам «Каскада», снова помогли «иностранные профсоюзы». На деле было так. На столе зазвонил телефон. «Кто говорит?» - «Стармех с «Салуса». Сижу в Дурбане, контракта нет и кто мой судовладелец, не знаю. Агентства по найму нет, нанимался самостоятельно». Мы-то и оказались теми «иностранными профсоюзами», к другим наш общий знакомый просто не обращался. Капитан заставил его отработать обратный билет и вернул документы. Ну, а в четвертый раз наш знакомый оказался в Южной Америке. Причем узнали мы об этом не от него. « Во время посещения нашим Послом г. Мар-дель-Плато бригада ремонтников обратилась к нему с просьбой оказать воздействие на судовладельца с тем, чтобы он незамедлительно решил вопрос с их возвращением на Родину. В этой связи просим Вас поддержать наших соотечественников, оказавшихся в сложной ситуации и предпринять все возможные меры для их возвращения на Родину.» (Зав. Консульским отделом Посольства РФ в Аргентине Ю.В.Хлебников). К сведению работников МИД РФ, не располагает наш профсоюз спасательным флотом и не имеет соответствующего финансирования. А розыски судовладельца СТР «Руцава» привели нас аж во Владивосток, откуда ООО «Новый мир-Тралфлот» уже исчез. Как и где нашел своего работодателя наш моряк, нам он не рассказывал. Однако поиски продолжаются. За счет тех моряков, которые в отличие от ст. механика с «Салуса», платят профвзносы.

Поэтому зря он обижается, что профсоюз не выслал за ним в Мар-дель-Плато самолет с адвокатом. Хотя, по мнению «Каскада», для «того и существует Российский Профсоюз Моряков, собирающий дань в виде 2-х процентных отчислений от рыбацкой получки». Насчет «дани» - так мы не ханы или там баи. А насчет «собирания»… Добавлю, что мы помогаем на благотворительных началах не только рыбакам с «Салуса»: в случае с экипажем «KHAIR-1» (профсоюз представлял его в суде ровно год) из 15 человек взносы заплатили лишь четверо, а из 47 членов РТМС «Багратионовск» - всего лишь один. Это к вопросу о том, кому и что наш профсоюз должен. Мы все понимаем: рыбаки – часть нашего народонаселения. Годы, а то и десятилетия эволюционным путем надо пройти, чтобы люди научились уважать себя, других и свои права. Чтобы перестали тешиться сказками о том, как все хорошо там, и все плохо здесь: «Какие там магазины и профсоюзы!» Между тем, профсоюзы составляются из конкретных рыбаков и моряков, которые и в одиночку, сами по себе не позволят себя унижать или обманывать. Иначе придется, как на Борнхольме, приставить к каждому одного полицейского, по два профсоюза, три телевизора и по четыре журналиста. Ну так и на Борнхольме этого оказалось недостаточно, все решил личный выбор каждого. И наши моряки это уже понимают. Экипаж т/х «Ортос» (флаг Сент-Винсента), не получив зарплату за рейс (всего лишь три месяца) объявил забастовку. Капитан отправил часть моряков домой, в Питер, поэтому заявления в суд профсоюз подал лишь от части экипажа. Судно было арестовано в п.Светлый, дело близилось к его продаже, судовладелец исчез. Тогда питерский капитан за свой счет разыскал всех, кого списал раньше, за свой счет оформил от их имени доверенность и сам доставил документы в профсоюз с извинениями. Зарплату получили все. Экипажи «МРТ «Баскунчакский» и «Корундовый» тоже не сидели по году в ожидании волшебника на голубом вертолете. В обоих случаях аресту судов в п.Калининград предшествовала забастовка. А в случае с «Корундовым» на переговоры в Калининград прилетел южнокорейский судовладелец, и безмерно удивлялся, почему работники, «члены его семьи», не сообщив ему о задолженности, сразу учинили бунт. А Е. Малиновская со своим «Каскадом», нагородив кучу лжи и нелепостей, изрекает: «Мы тут говорили о защите прав моряков. Так я напомню, это не в нашей стране».

Надоела эта ксенофобия: «Вот у них, на цивилизованном Западе…» А у них, на Западе, «оборзеватели», выдающие бредни за аналитику, в газетах не работают. Может оттого там и живут неплохо. Потому что знают цену душевного покоя. «Посмотрите на первые полосы «желтой прессы». Можно жить в такой стране? Нет. Итог этой желтой правды (помимо злости, отчаяния, безысходности) – то, что в России один из самых высоких в мире процентов самоубийств. Она, «правда», постоянно, неустанно причиняет боль, ранит, раздражает, ухудшает – и ничего не лечит, ни в чем не помогает, ничего не улучшает, не дает ответа ни на один вопрос. Существует доказанная огромным опытом аксиома: любая правда должна помогать, должна лечить, должна восстанавливать справедливость. Даже причинив боль, она должна затем привести к исцелению. Христос, после слов Иоанну Крестителю «надлежит нам исполнить всякую правду» принял крещение и пошел лечить, проповедовать, воскрешать, но не насиловать, грабить, глумиться и лгать. От журналистов часто приходится слышать: «А что делать? Такая жизнь!» Журналисты лгут. Они знают, что жизнь не такая. Такая жизнь бывает только у выродков или у могильных червей – мрак, сырость и трупы. Просто журналистам не нужна и не интересна другая жизнь. Привыкнув питаться падалью, они теперь умело производят ее сами, заботливо и точно отделяя все здоровое от гнили и плесени, а затем настойчиво стремятся накормить этой гнилью всех остальных. А в руках сотен примитивных, распущенных, продажных безграмотных декларативно отказывающихся от этики людей оказывается страшное оружие – возможность тиражировать свой идиотизм, распущенность и беспринципность под лозунгом «общество должно знать правду и т.д.» А поскольку правда, профессионализм и этика – понятия нерасторжимые, то с исчезновением последнего исчезает и все остальное. К сожалению, это не мои слова: это Борис Якеменко. Но я за вышесказанное.

Председатель Калининградской организации РПСМ Вадим Мамонтов

 

10.08.2004