Калининградская региональная организация российского профсоюза моряков

КТО ЗАПЛАТИТ ЗА «КОСЯКИ». Часть 2.

Если в компании коллективный договор МФТ с двойной бухгалтерией, это когда экипаж подписывается за две платёжки с разными суммами, у судовладельца такие преимущества. Можно не оплачивать крюинг и можно не заморачиваться требованиями к кадрам. Кстати, из одного плавно вытекает другое. Это в нормальных компаниях за деньги «на карман» крюинг вылетает из бизнеса: потому как если тебе всё равно, с кого брать деньги, то мне очень важно, кто рулит моим судном и везёт мой груз.

А в компаниях «двойной бухгалтерии» от использования рабсилы неопытной или престарелой большой плюс. Может, он и аукнется потом большим минусом, как в нашем случае, а может и пронесёт.

При таком раскладе капитан – на вершине пищевой цепочки, чуть пониже менеджеров компании. Ведь через него и двойные ведомости идут, он и власти забалтывает, и гайки на борту закручивает. И компания закрывает глаза на любого самодура, поставленного у руля. В сложившейся ситуации именно такие капитаны в таких компаниях и востребованы, чтоб народ не вякал, не жаловался и погряз бы в каком-нибудь мелком бизнесе, ничем компании не угрожающем.

В случае чего законодательство ЕС накроет отдельно взятого моряка-контрабандиста, может дополнительно оштрафовать капитана, но никак не коснётся судокомпании, если не будет доказана её непосредственная вовлеченность в такой бизнес («особо крупные размеры» из уголовного законодательства РФ или кампания греческих властей против целого пула судовладельцев-контрабандистов на Средиземноморье – это отдельная тема).

Оттого-то заявление бедолаги, побитого в Лиепае, осталось без движения. И потому наш капитан, ставший теперь правозащитником, лишь теперь заявляет, что компания практикует двойную бухгалтерию. А где ты раньше был, например, в той же Дании?

А мы обещали парочку примеров про судовладельцев, которые не прощают «косяки».

Вот судно под голландским флагом с калининградским экипажем заходит в Бельгию. На борту – колдоговор, и не простой, а гарантированный профсоюзом «Nautilus» (объединение судовых офицеров стран ЕС и Великобритании). Наши капитан и матрос после увольнения в город спорят на проходной с вахтёром. И после «пары пива» кеп просто швыряет в него своей каской, мол, достал. Молниеносно прибывает полиция, на борт вызывают представителя компании и протоколируют происшествие, безо всякой экспертизы на алкоголь. Дело происходит поздним вечером, капитан от подписи отказывается, матрос подписывается, и полиция с представителем судовладельца убывают. Капитан, чётко понимая, чем всё обернётся поутру, сам себе выплачивает зарплату из судовой кассы и собирает чемодан. Матрос ждёт рассвета. Через несколько часов прибывает агент с авиабилетами для обоих и свежий капитан – с приказом удержать расходы на переезд. В итоге материально пострадал один-единственный  матрос, честный и непьющий. И когда наш профсоюз попытался через «Nautilus» качнуть его права, то получил категорический отказ в поддержке требования. По мнению «Nautilus» если судовладелец исполняет обязанности по договору, он заслуживает поддержки. А моряки в таком случае - нет.

Другой пример. При стоянке в Роттердаме на судне удобного флага, судовладелец норвежский, экипаж российский, возник производственный конфликт с мордобоем. Получилось так, что щуплый старпом зачем-то оказался в машинном отделении, где получил множественные травмы от массивного стармеха. И когда старпом выполз на мостик, обомлевший от увиденного капитан побежал связываться с судовладельцем. Замена, причём только старпому, прибыла на рассвете и к вечеру он вернулся домой. Здесь медэкспертиза, заявление в правоохранительные органы и двухмесячная переписка профсоюза с норвегом насчет компенсации старпому.

С него вычли вообще всё, и зарплату, и авиабилет. Позицию судовладельца понять легко. Если в юрисдикцию Евросоюза попадает случай мордобоя на борту с последствиями, последствия для работодателя многообразны. А если ты быстро и на тормозах сливаешь дела, то ищи-свищи. Экипаж судна дружно подписывает заяву, что щуплый старпом так загонял стармеха, что тот убежал в машинное отделение, где и был вынужден прибегнуть к самообороне (без единой для себя царапины). Здесь случай ещё не закрыт, работают адвокаты из Великобритании, но примечательна позиция профсоюза, подписавшего договор.

Она такая: если обеспечивается зарплата по условиям, судовладелец считается добросовестным. Прочие требования извольте доказать, исходя из презумпции.

А теперь сравните датскую эпопею, рижскую компанию и нашего капитана.

Почему в этом-то случае всё не как «у людей»?

Вадим Мамонтов

21.02.2018