Калининградская региональная организация российского профсоюза моряков

К нам едет гауляйтор.

На такие мысли навело меня интервью, опубликованное в «Калининградской правде» от 07.10.2004, где Валерий Драганов, председатель комитета Госдумы по экономике и прочему, предстал предо мной наяву. То есть – в личном БМВ, мчащем его на скорости 150 км/час по спецполосе домой, на Рублевку. По дороге он объясняет корреспонденту, зачем и почему Калининграду светит особый режим правления. (Комитет Драганова занимался экспертной оценкой нового Закона «Об особой экономической зоне в Калининградской области». Как известно, очередная редакция Закона меняет систему управления «зоной», замыкая ее непосредственно на некий мифический «Центр»). «Калининград не представляется мне оазисом законности и правовой защиты. Я считаю, что в области не сложилась этика отношений между бизнесом и чиновниками. Захолустье в умах чиновников влечет за собой захолустье в умах людей. Отсюда и манеры, и дела. Как бы обидно не звучало, но Калининград превратился в обычную российскую провинцию. А ведь мог стать совершенно иным, чем-то качественно большим. Не знаю, как относятся к такому положению дел сами калининградцы, но нас это устраивать не может. Я вижу ваш регион не просто одним из многих, а центром выдающегося экономического проекта, важного для всей России. Всякие стенания о том, что Калининградскую область кто-то хочет «аннексировать» - путь вникуда.

В том состоянии, в котором сейчас находится регион, виноваты как калининградские руководители, так и население. Их пассивность и неспособность отстаивать интересы региона очевидны. Договариваться с Москвой – дело, в принципе, нехитрое. Трансферты, субсидии, дотации – это все хотя и обязательные, но банальности управленческого труда. А ведь главная задача – создать позитивный имидж области и сделать инвестиционную привлекательность очевидной, отличающейся, скажем, от тамбовской или костромской. И задача эта не только и не столько московская, как наивно полагают у вас, а калининградского истеблишмента – бизнеса, чиновников, политиков. Надо доказывать преимущество ведения бизнеса в регионе не только хорошими законами, но и появлением особой бизнес-культуры, понятной Европе. А у вас пока «междусобойчики», чиновникам и некоторым бизнесменам тепло и уютно, а проблемы народа пусть решает Москва. Так не пойдет. Калининградское руководство вольно или невольно ответственно теперь не только за имидж Калининграда, но и за всю Россию. Это должно подталкивать к осознанию особой миссии и к незаурядным практическим действиям». Сказка про Тяни-Толкая. Валерий Георгиевич Драганов – профессиональный государственный чиновник: 26 лет службы в таможенном ведомстве, заместитель начальника Государственного таможенного Комитета, сначала в СССР, а потом в РФ, от Рыжкова до Примакова. «Самый молодой генерал на таможне» - умилялась пресса, он же «самый интеллигентный и прогрессивно мыслящий», В.Драганов прославился как «либеральный реформатор таможенного ведомства» (об этом чуть ниже). Соответственно, весьма странно слышать от человека, столь, казалось бы, информированного, суждения столь смехотворные. Возможно, у нас тут и не наблюдается тотальное торжество правопорядка. Но где в России встречаются «оазисы законности»? (Может, в Москве?). Та же картина и насчет «междусобойчиков», когда чиновники и некоторые бизнесмены решают, а все остальные расхлебывают: увы, но ведь так работает система управления в Российской Федерации, не только в Калининграде … Кстати, это и есть «особая бизнес-культура, понятная Европе». Поэтому создать «калининградский оазис» можно лишь одним способом: вырваться из этой культуры, уйти от такой традиции.

Правда, для этого у администрации Калининградского субъекта РФ прав не было (а теперь – точно не будет). И потом, не мог Калининград превратиться в обычную провинцию: он был и остается провинцией необычной. То ли особая зона, то ли особый укрепрайон. Или крепость, гарнизон которой получил разрешение заниматься мелким бизнесом. А может, резервация с льготами для прокорма аборигенов. Глядя из окна автомобиля, все это можно назвать «особой экономической зоной», существующей свыше десяти лет. Взглянуть и удивиться: столько времени - и никаких особых инвестиций. Хотя, кто как не В.Драганов знает работу системы госуправления. Смог убедиться на личном примере: в 1998-99-х годах, будучи председателем ГТК РФ, когда приступил к либерализации таможни и Таможенного Кодекса с привлечением экспертов, бизнесменов и деловой общественности. Это сегодня он уверяет, что «Проблемы Калининграда – в ваших руках» (заголовок интервью). А тогда в его руках были и власть над таможней, и проект, составленный с учетом пожеланий общественности. Плюс профессионализм и поддержка премьер-министра С.Кириенко. Вследствие «реформы» Таможенный Кодекс оказался новым лишь процентов на 10%. В остальной части, по словам разочарованных бизнесменов-общественников, сохранилось прежнее, основанное на 6-ти тысячах устаревших актов, содержание. Период прогрессивного правления на таможне длился лишь 9 месяцев, после чего В. Драганова сместили. Почему? «Импортные товары в России растаможивались либо под видом чего-то другого, либо в количествах меньших, чем ввозились на самом деле. Существовали жесткие расценки на растаможку всех видов грузов. Часть этих платежей шла в бюджет, а часть – на прокорм системе. Расценки жестко соблюдались, а при необходимости их уровень поднимался до нужной высоты – например, тогда, когда правительство просило перевыполнить план по бюджетным доходам. Таможня была централизованным плановым мафиозным хозяйством. Потом в этой машине многое сломалось. Преемник Круглова Валерий Драганов стал предпочитать одни формы другим. Единые ставки «серых» платежей рухнули, а вслед за ними – платежи в бюджет. В таком плачевном состоянии Михаил Ванин, преемник Драганова и принял таможню. Правительство поставило перед ним одну задачу – дать бюджету больше денег. И Ванин нажал на немного заржавевшие педали старой мафиозной машины.

Он собирал совещания с таможенными руководителями, грозил увольнениями и требовал поднять планку. Все понимали, о какой планке идет речь – о «серой». И планка поднялась. К началу этого года растаможка той же фуры аудио-видеотехники стоила уже $8 -11 тыс. Из которых бюджет получал уже $6 тыс. В этом прогрессе особенно важно то, что он не имеет ничего общего с законом. Таможенная система осталась столь же черной, как и была. Но она опять стала давать нужный государству результат». («Коммерсант-Власть» - 2000 г., №8) Система, кстати, к ней относится не только Гостамком РФ, но и взаимодействие федерального центра с субъектом «Калининградская область», сработала, как всегда. Попробовала лучший способ, убедилась, что изменения угрожают принципам ее существования, и не поступилась ими. Конечно, сыграли роль и разные интересы всяких там «структур»: неучтенный оборот в 12 млрд долларов в год кто-то ведь как-то пилит. К примеру, дальневосточной тайгой или московскими таможенными терминалами. Но какая разница для системы госуправления, почему она провалилась? Разницы никакой, наблюдается факт, очевидный науке. «Системным кризисом называется ситуация, когда система теряет способности к адекватной реакции на окружающие явления. При этом выход из кризиса, основанный на соблюдении традиционных правил игры, невозможен, а их нарушение дает позитивный эффект, только если система разрушается ради истинных инноваций. Системный кризис управления всегда вызван и поддерживается ментальностью правящего слоя. Каждый представитель этого слоя может отлично понимать серьезность проблем, необходимость смены курса, опасности бездействия, но в рамках системы оказывается бессильным что-либо изменить. Более того, коллективная ментальность ставит жесткие ограничения любым возможным инновациям, способным преодолеть кризисные явления, поскольку она, коллективная ментальность, породила кризис именно из-за собственной несовместимости со свободным от кризиса развитием. Управляемость теряется не из-за принципиального нежелания выполнять декларируемые задачи и официальные приказы, а из-за невозможности их выполнить. Например, фермер и рад развивать производство, но душит криминал.

Предприниматель расширил бы дела, но нет возможностей. Безработный стал бы трудиться, но реальные предложения отсутствуют». Допишем, вслед за автором В. Богословским, другие примеры. Вот председатель ГТК РФ пытается реформировать ведомство, что вступает в противоречие с планом сбора платежей, и реформа отменяется. Или: на территории Калининградской области появилось производство с участием иностранных инвестиций, но как только завод выпустил продукцию, таможня отменила налоговые льготы на ввоз продукции в Россию. Или: правительство РФ постановило передать часть причалов в Балтийске для строительства паромного терминала, но командование флотом и министерство обороны постановление не исполняли примерно два года. Когда же причалы, наконец, были переданы, ВМФ получил компенсацию за счет территории, отведенной для строительства коммерческого контейнерного терминала (в последнем случае рухнул долговременный инвестиционный проект, пробивавший дорогу с 1991 года). Справка про связь с Родиной. «Напомню, что задача создать сначала пассажирский, а затем и железнодорожный терминал для паромного сообщения между Санкт-Петербургом, Калининградом и портами Германии была признана стратегически важной после того, как Литва ввела известные ограничения на транзит российских граждан и грузов по своей территории. Решение было принято на самом высоком уровне. Сам Президент Владимир Путин поставил задачу: обеспечить устойчивое и экономически обоснованное транспортное сообщение эксклавной Калининградской области с остальной территорией России, не связанное с транзитом через территории третьих стран. Пассажирский паром вскоре был открыт. Цитирую хроникера: «Начинается митинг… Торжественно и величаво звучит российский гимн. Слово предоставляется заместителю министра транспорта РФ Владимиру Якунину. «Событие, которое мы сегодня отмечаем, - сказал Владимир Иванович, - в масштабах Российской Федерации, Калининградской области трудно переоценить. Сегодня создана независимая, альтернативная морская паромная переправа для обеспечения жизнедеятельности российского эксклава на Балтике. Хочу со всей ответственностью сказать, что Минтранс РФ выполнит решения целевой федеральной программы «О социально-экономическом развитии Калининградской области», предусматривающей строительство морской железнодорожно-автомобильной паромной переправы Усть-Луга – Балтийск – порты Германии (Мукран, Засниц)». Что же происходит позже? За дело берется влиятельная Национальная контейнерная компания. Но и она оказывается не в силах преодолеть сопротивление «на местах»: командующий балтийским флотом адмирал Владимир Валуев неожиданно заявляет, что планируемая передача части военной гавани Балтийска на нужды паромной переправы подрывает обороноспособность России. Ясное дело – где порт, там иностранцы, где иностранцы – там подрыв обороноспособности. Отметим, что еще недавно тот же адмирал высказывал согласие потесниться, чтобы дать место гражданской, но политически важной транспортной инфраструктуре.

Но вот характерный финал: как сообщает газета «Известия», озабоченное обороноспособностью державы командование Балтийского флота на самом деле просто планирует предоставить спорную территорию в долгосрочную аренду некоему фонду «Единство-Балтийск» под строительство коммерческого топливного терминал, через который российские нефтепродукты будут экспортироваться на Запад. Каково? Каковы?» (Эксперт-Северо-Запад). Наверное, В.Драганов знает тысячи других примеров по родной стране, доказывающих, что управление этой самой страной (включая проект существования Калининградской области в составе РФ) находится в хроническом кризисе. Короче, наблюдается явление Тяни-Толкая, когда одна голова тянет туда, а другая – обратно. Сказочный бедолага тратит массу бесплодных усилий, и в итоге топчется на месте. В случае с Калининградской «зоной» поступило предложение лишнюю голову спилить. Мол, не смогла она «осознать особую миссию», «проникнуться» и подтолкнуться «в нужном направлении». Это все соус для главного блюда: «Администрация ОЭЗ будет подчиняться напрямую Москве. Это вызывает раздражение калининградского губернатора и чиновников. Почему возникла такая идея? Положа руку на сердце, скажу: был бы в Калининградской области современный менеджмент, никто бы и не заикнулся о такой администрации. Можете – управляйте, нет проблем. Москва передала бы полномочия. Но раз это не так, то Москва подстраховывается».

В смысле, всегда готова поделиться «современными менеджерами». «Будет вам и белка, будет и Гонконг». Кто спорит, в составе калининградской «элиты» и впрямь – не Энштейны. «Даже взятки брать не умеют» - кривятся в Москве насчет дела Саввы Леонова. Факт, между прочим, доказывает, что местная администрация в этом отношении не избалована. Может, и потому, что давать-то не за что – развитие бизнеса в Калининграде не зависит от решения местной власти. Калининградские губернаторы, сначала профессор – либеральный экономист, потом батяня-хозяйственник и, наконец, верный служака с лицом «жду приказа» (приказ, между прочим, так и не поступил), олицетворяют типажи местной «элиты», испытавшей три разных модели развития региона. И пришедшей к тому же выводу, что и бывший министр иностранных дел РФ А.Козырев – депутат Госдумы от Мурманской области: пытался переориентировать судозаходы рыбаков в родной порт вместо Норвегии, пока не осознал по его словам: «Вопрос федерального налогообложения решается не в Мурманске, а в Москве. Значит, вопрос Мурманска – это вопрос Москвы». Тем более, вопрос Калининграда – это не вопрос местной власти: наш остров зависит от транзита, который зависит от условий, которые от нас не зависят. Все эксклюзивные права – у так называемого «Центра», договориться с которым, по словам В.Драганова, «дело нехитрое». В самом деле? По оценке местной организации Союза промышленников и предпринимателей, федеральный Закон о СЭЗ «Янтарь» действует, по совокупности, не более двух лет из двенадцати («по совокупности» означает, что в том году закон применялся месяца три, в позапрошлом – полгода и примерно четыре года Закон вообще не работал). Последний случай, когда «Газпром», перекрывая крантик на трубопроводе в Белоруссию, попутно отключил (забыл: с кем не бывает?) Калининградскую область – мелочь. Зато предпоследний, когда решением ГТК РФ «Калининградскую область приравняли к загранице», отменив льготы на продукцию, произведенную в условиях «зоны»… Чем ответила на это местная власть? Организацией массовых демонстраций под лозунгом «мы с тобой, Россия». Чем еще могла она ответить ... В таких условиях Калининград не мог, да и не станет «чем-то качественно большим». Можно назвать их «полной непредсказуемостью» в вопросах планирования инвестиций, можно очередным всплеском системного кризиса.

Но обвинять в том, что не получается у государственной власти, обвинять в этом местное руководство, лишенное права на самостоятельность и население, деморализованное «современным менеджментом», значит наводить тень на плетень. А что изменит внедрение «особого правления»? У региона появятся необходимые «особые права»? Нет, В.Драганов, снова разогревая опостылевшее блюдо «А ведь Калининград может стать!», наоборот, предлагает ввести ограничения для инвестора. Будет применяться оговорка насчет «финансовой состоятельности». Проще говоря, не будет у тебя десяти миллионов евро - сюда не суйся. Это означает, что назначение гауляйтора – всего лишь способ для продвижения своего бизнеса и родственных ему структур: то есть, Калининграду светит отнюдь не развитие, а тотальный передел в интересах какой-то мутной «элиты», ничего не понимающей в проблемах региона, не скрывающей этого и даже не имеющей реальных планов на сей счет. Например, В.Драганов обещает корреспонденту, что после введения указанных ограничений, в области начнется бум инвестиций в высокотехнологичную сферу. Мол, ожидается полный хай-тек. «Вы, - заклинает он, - вспомните «японское экономическое чудо». Лучше вспомните провал переговоров с Евросоюзом (в лице Литвы) о транзите граждан РФ через территорию Литвы. Вся мощь МИД РФ, усиленная «спецпредставителем Президента» Д.Рогозиным, ушла в свисток по поводу какой-то над кем-то одержанной победы. В результате гауляйтор Дима Рогозин признан патриотом, МИД РФ – активным защитником госинтересов, а нам досталась очередь за визой на историческую Родину. А чуть погодя, еще и проблемы с транзитом грузов. Один деятель предложил ознаменовать такую «победу» сооружением скульптурной группы «Калининградцы в очереди у литовского консульства». Короче, заботы об имидже нас не оставляют. Других надежд на то, что «проблемы народа пусть решает Москва», лично я не имею. И серьезно сомневаюсь, что В.Драганов верит в то, что, вроде бы, утверждает: «Недавно я встречался с 25 послами европейских государств… В ответ на мой тезис «Господа, мы будем добиваться того, чтобы товар, произведенный в Калининграде, признавался изготовленным в Европе» они все внезапно притихли, а на их лицах буквально читалось удивление». «Удивление», по-моему, не то слово: «обалдение» – в самый раз. Вдумайтесь в смысл сказанного, зная, что ЕС – это экономический и политический союз других государств. С которыми Россия не смогла договориться по мелкому вопросу транзита из метрополии в анклав и обратно. Интересно, на кого эти «мысли по поводу» рассчитаны? На корреспондентика, ошалевшего от сказанного: «Вы говорите о наших проблемах с хорошим знанием нашей специфики»? Может, В.Драганов чего-то и знает, однако виду не подает: «Удивительно, например, что у вас до сих пор нет сколько-нибудь влиятельного гражданского института, объединяющего людей не только понимающих, но и знающих, как совершить экономический и социальный прорыв в Калининграде».

А чего тут удивительного? Два года назад Балтийская региональная партия (БРП), пожалуй, единственный случай в России, получила предписание из прокуратуры на запрет какой-либо деятельности. По причине? За пропаганду идеи конституционной трансформации Калининградской области в Балтийскую Республику в составе РФ и обретение статуса субъекта международного права путем референдума. По образцу и подобию Татарстана, Башкирии, Калмыкии и других «русскоязычных» субъектов РФ. Прокуратура же разглядела в том, чем вовсю пользуются в России другие субъекты, «призывы к сепаратизму», и партию приостановили. Конечно, БРП запрет оспаривает, но, сами понимаете, с каким результатом. Поэтому авторы монографии «Интеграция Калининградского субъекта РФ в Евросоюз», (рекомендую к чтению!) другие ученые, многие организации, и прочие калининградцы, сторонники того, за что стрелочником сделали БРП (а надо было - правительство РФ), не связывают официально свою деятельность с какой-либо конкретной организацией. Люди у нас, в большинстве своем, еще советские, то есть, напуганные. Гостил, к примеру, в областной Думе депутат Госдумы В.Жириновский. И на вопрос депутатов местных об отношении к проведению в Калининграде референдума о самостоятельности в международных делах ответил так: «Да кто ваше мнение учитывать будет? Подгонят вагоны - погрузят и всех в Сибирь. Как немцев». Жириновский не знал, что транспортировка в Сибирь зависит теперь от разрешения Евросоюза. «Нет у Вас права, калининградец, распоряжаться этой землей».

Заголовок статьи в журнале «Эксперт». В ней редакция ответила некоему калининградцу, возмущенному поверхностными оценками ситуации в регионе. И ответила в корень, и по сути, как В. Жириновский и по М. Жванецкому. Мол, вы здесь, как мухи на куске мяса: скажут «кыш!», и полетели. По-моему, это и есть мнение «элиты» о перспективах развития нашего региона. Перспектива нерадостная: проблемы как бы будут решаться, но явно без наших представителей и нашего участия. Вот почему в преддверии гауляйторства разухабились «бизнес-структуры, близкие к Центру». На днях В.Щербаков, предводитель АО «Автотор Холдинг» (отверточная сборка из импортных комплектующих), огласил свое мнение о регионе, с которого успешно кормится. Выглядело это так. «Хотите, - предложил он собравшимся журналистам, - услышать мнение федеральное?» Надулся, преобразился и изрек: «В Калининграде все (!) проворовались (!) и денег (!) сюда напрямую мы не дадим». Здесь интересно не столько безоговорочное хамство начальника-гастролера. Символично мнение «Центра», которое В.Щербаков решился, наконец, озвучить. Ведь федеральные трансферты идут исключительно на развитие инфраструктуры госимущества и исполнение государственных обязательств. И если государство, в лице хорошо информированного «представителя Центра» сомневается, а стоит ли свои обязанности исполнять, есть, в свою очередь, повод задуматься: а своя ли эта земля государству? Самодеятельное население Калининграда выживает само по себе. По статистике, основная форма занятости – частный предприниматель без образования юридического лица, поэтому «деньги Щербакова» не для них. Остаются пенсионеры и работники государственных предприятий (включая военнослужащих), насчет содержания которых у «элиты» есть оговорки, но отсутствуют планы. Имеется лишь намерение переделить область, переписав доходную часть на себя любимых. Грядущее двоевластие – это цветочки. Ягодки будут, когда появится нечто вроде «два мира – два Шапиро»: в одном Калининграде – бюджетники и прочее дотационное население во главе с номинальным губернатором, а в другом – вся гаулейторская рать. Причем денег не будет ни здесь, ни там: теневые трансферты будут проходить через область транзитом и без осадка Кстати, по такому принципу «использует» Калининградская область хваленый «Автотор», где, помимо всего прочего, любой рабочий автосборки - с высшим техническим образованием и зарплатой не более 450 долларов США (на уровне полуграмотного матроса с малотоннажного сухогруза). При этом независимый профсоюз на предприятии уничтожен, зато имеется профсоюз хозяйский, где во главе – зам.генерального директора. Это я к тому, что «Автотору», кроме таможенных и налоговых льгот, потребовался еще и карман работяги. Таких «инвесторов» никакая зона не прокормит. Не знаю, как скоро при таком перспективном раскладе, положение региона сравняется с состоянием российских Курил.

Однако не сомневаюсь, что в таком случае и здесь дело закончится тем же. «У нас, жителей острова Шикотан, сложилось твердое убеждение, что эта земля не нужна России и что делается все, чтобы выжить нас отсюда. Мы так и не получили от Вас ответа на предыдущее письмо. Нашему терпению приходит конец, и если мы не получим ответ на наши просьбы, то сложившаяся обстановка вынудит нас обратиться к правительству Японии. Используя свое право, мы начнем сбор подписей в Южно-Курильское районное собрание за сдачу японским инвесторам в аренду острова Шикотан на 99 лет». Это из обращения граждан РФ к Президенту РФ в 1998г. Калининградцы не отличаются от дальневосточников: все мы граждане своей страны, которая нам не принадлежит.

Председатель Совета КР(Т)ОО РПСМ Вадим Мамонтов

 

20.10.2004