Калининградская региональная организация российского профсоюза моряков

ОБРАТНАЯ ТЯГА, ОТ ЗАКОНА К ПОНЯТИЯМ.

После чего моряк может с чистой совестью возвращаться домой, не докучая местной общественности просьбами поить его и кормить неопределенный период времени. Зачем, если зарплата находится под защитой судебного решения и  определения?
 
Так что в 1995 году морской Питер далеко забежал по пути прогресса.
Лишь через несколько лет Россия официально признала международные нормы, касающиеся ареста морских судов, уточнив в Конституции: «В том случае, если нормы отечественного законодательства не отвечают признанным нормам международного права, применяется международная норма». С учетом теоретических норм  судопроизводства (ГПК РФ) это значит, что определение об аресте судна в защиту прав моряка выносится в течение одного дня.
Опять же, по теории, суд не должен задаваться вопросами, в каком состоянии финансы компании, где живет моряк, какой он национальности и чего вообще сюда приперся. 
           
 
Закон есть закон, и в случае с правилами ареста морских судов по иску моряков это, так сказать, закон «в кубе»: требование международного права, норма нашей Конституции и дополнительное решение Пленума Верховного суда РФ от 20.11.2003г.
           
Хотя, указанное постановление Верховного суда запоздало.
           
Потому что, начиная с 2001 года, суды города Питера ушли в категорический отказ насчет удовлетворения морских требований моряков, обращавшихся в питерскую организацию РПСМ.
             
Началась бесконечная эпопея, когда и моряк из Питера, и контора по найму на соседней улице, и пароход в местном порту, но стандартная формулировка суда -  «Обращайтесь по месту регистрации судовладельца».
           
Короче, питерский плавсостав  уже пятилетку посылают в никуда. Посылают и суд, и прокуратура, и государственная инспекция по труду, и прочие теоретически компетентные  в таких вещах органы государства.
           
Однако последние события на этом фронте – чересчур даже и для Питера.
Примерно с марта, в районе набережной лейтенанта Шмидта – кстати, напротив места, где бабахнула «Аврора» - застрял со своим экипажем т/х «Василеостровский».
           
Порт приписки Петербург, флаг РФ, на борту 16 моряков, пять месяцев без зарплаты. Разумеется,  по уже сложившейся традиции, все обращения профсоюза (представителя интересов моряков) в суд,  прокуратуру и Гострудинспекцию, не работают. Формулировка отказа: «судовладелец где зарегистрирован? В городе Элиста, Калмыкия? Вот и жалуйтесь президенту-шахматисту Кирсану Илямжинову».
           
На этом фоне отчаявшийся судовой народ украшает свое плавстарье лозунгами протеста, потешая туристов, путешествующих по Неве.  Власти порта никак не интересуются техсостоянием судна, где в машине – вода под уровень пайол, а снаружи – лишь пара швартовых и просторная акватория для маневра. Профсоюз серьезно подумывает, может, хоть  местный уполномоченный по правам человека предотвратит кораблекрушение, а тем временем …
           
Тем временем другой «систершип» того же неподвластного закону РФ судовладельца из Калмыкии (ЗАО «ТрансМар») в Лесной Гавани порта Санкт-Петербург. Те же проблемы, та же реакция суда и прокуратуры, и та же практика отечественного применения международных норм.
           
Налицо какой-то оазис неподсудности. Этакая зона в центре морской столицы, где знать не знают, что уголовное дело по факту невыплаты зарплаты на срок свыше двух месяцев возбуждается прокуратурой. И в качестве обвинения на уровне государства, защищает права работника. В Питере государство, наоборот, посылает моряков и их представителей по адресу другого загадочного государства.
           
Глядим мы на это из своего «особого» Калининграда и тихо ужасаемся.
Выходит, зря мы обижались на свой суд, два с половиной года выносивший решение об аресте т/х «Ортос» (флаг Сент-Винсент, экипаж из Питера). И напрасно обиделись на местную процедуру по исполнению решения суда – продаже имущества должника – отнявшую еще полтора года. По итогам такой «защиты прав» судно, стоимостью полмиллиона долларов подешевело до сорока тысяч, но хоть что-то люди получили…
           
Подумаешь, два с половиной года длилась наша эпопея с арестом траулера «Синоп», а в случае с т/х «Транс Экспресс», под флагом Кипра,  нас просто послали судиться на этот остров невезения. Зато случай последний – арест т/х «Карат Рифер» - занял всего-то с годик, от ареста до расплаты.
           
Подчеркиваем, по нормам гражданско-процессуального законодательства РФ определение об аресте выносится в течение суток. Невзирая на место нахождения ответчика, флаг судна и физиономии моряков. 
           
Как, например, в Германии: арест траулера «Багратионовск», под флагом РФ, в пользу 67-ми членов экипажа-граждан РФ. Или в Дании, арест БМРТ «Салус» на острове Борнхольм в пользу калининградского экипажа. 
           
Да ведь и в нашей необъятной стране тоже встречаются очаги правосудия. Вот порт Находка, где Дальневосточная организация РПСМ наловчилась получать определения об аресте в полном соответствии с теорией. Даже по одному заявлению единственного члена экипажа. И в том случае, если судокомпания банкрот и уже введено конкурсное управление. Вне зависимости от того, кто задолжал морякам, судовладелец или фрахтователь. И самое интересное, что в Находке работает по защите прав моряков еще и прокуратура! Например, в прошлом году транспортная прокуратура г. Находки дважды обращалась в суд  от имени государства Российского и дважды арестовывала суда по искам о задолженности в пользу моряков.
           
Широка страна моя родная….И судебный Питер как бы сбоку от нее.
Между тем, законы пишутся не для того, чтобы поиметь важность и влияние влияние, а чтобы регулировать то, что, в случае их отсутствия, возьмется – в меру своих сил, темперамента и степени обиды – регулировать сам обиженный.
           
Ведь как оно бывает в случае с обиженными моряками? Экипаж «Алексы» (граждане РФ, флаг Сент-Винсента) месяц стоял на Фарерах без зарплаты. Перед этим моряки не получали зарплату еще полгода. Обиженные почему-то решили искать правосудия прямо в Копенгагене, куда они своё судно и пригнали, бросив «Алексу» на внешнем рейде. Финал: компания потеряла судно и еще должна осталась, люди вернулись без зарплаты, зато отвели душу. И вряд ли жалеют о содеянном.
           
Другой случай. С неделю назад на рейде Лиссабона экипаж траулера “Serena-F” (флаг РФ, судовладелец мурманский, экипаж калининградский) получил полный расчет за 11 месяцев рейса. Соответственно, этот расчет компания 11 месяцев не выплачивала. Обещала произвести смену экипажа с расчетом частичным и последующей доплатой, неизвестно где и в какие сроки.
           
Ни в коей степени не надеясь на отечественное законодательство - плавали, знаем - рыбаки взяли защиту прав в свои руки. Отказались разгружать судно, отогнали от борта зафрахтованный грузовладельцем транспорт и внедрили систему местного самоуправления на судне.  
           
Интересно, что процедура расчета с момента оглашения требований и вплоть до  торжества справедливости  заняла всего три недели. И ничем, и никак  не обременила собой наше государство российское и его представителей.
           
Типа: без вас обойдемся.
Ведь если нет закона, применяется обычай.
Включается, господа и братья, обратная тяга.
 
 Вадим Мамонтов
 

17.04.2007