Калининградская региональная организация российского профсоюза моряков

СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ САШИ АГЕЕВА

Умер наш Саша Агеев. В ночь на 29 апреля ушел из жизни на 56-м году Александр Евгеньевич Агеев.

Моряки России знали его и всегда величали по имени его города-порта – Агеев из Новороссийска. В конце восьмидесятых, когда в тамошнем пароходстве появился независимый профсоюз моряков СССР – и даже ребята из Латвии и Эстонии вовсю участвовали – был в тех первых рядах Александр Агеев, старший механик океанского танкера.  

Когда-нибудь мы  расскажем, может быть в книге, о том времени, хотя и кино получилось бы увлекательным. Суда под флагом СССР уплывали в оффшоры вместе с экипажами и с советской зарплатой. Под «флагами» же получали и по-чёрному, и по-серому. Народ уплывал в капитализм под управлением советских начальников, что и вызвало конфликт. Начались первые забастовки, первые попытки солидарности и первые идеалистические надежды на солидарность международную. Заговорили о каком-то всемогущем международном профсоюзе, о котором кто из нас тогда что-нибудь знал?

 

И я  сегодня с усмешкой вспоминаю, как примерно в то время работал на судне под нигерийским флагом.  И в компании с такими же советскими недотепами писал на коленке жалобу на деревню дедушке.

Но ведь у нас тогда все получилось! И Саша Агеев стал самым первым инспектором МФТ в России, базируясь на порт Новороссийск. Потом появились инспекции в Ленинграде-Питере и Владивостоке. Хотя, отдельно взятые деятели не делали погоду на фоне всероссийского движения моряков от Камчатки до Калининграда.

Инспекторы помогали отдельно взятым экипажам. Но в  девяностые годы в практике любой «регионалки» РПСМ забастовки моряков случались по нескольку раз в неделю,  полистайте хронику в интернете…

А Агеев из Новороссийска был мотором движения, вечным и круглосуточным двигателем. И дело не только в дельных советах и добрых пожеланиях, доступных для каждого из нас круглосуточно.

Саша был еще трибуном, агитатором и главарем, как сказал поэт, в одном лице. И не горлодером с трибуны. Именно при Агееве появились технические инспекции РПСМ в порту, специальные юристы и система обмена опытом.

Саша в этом жил и мог поссориться с другом, если тот просто не успел помочь какому-нибудь неизвестному моряку. Например, не оказался вовремя на телефоне или не приехал на судно. Для Саши всё было серьезно.

Еще ему нравилась аналитика. Получал наслаждение, процеживая специализированные издания, чтобы докопаться  до стапеля в истории какого-нибудь ржавого коастера.

В судостроении он разбирался,  в мировом флоте тоже и был своим в международном морском сообществе.

Еще такой штрих. Перед мореходкой Агеев поступил в МГУ, чтобы выучиться на астронома. Звезды он любил с детства.

Саша говорил, что по родословной он чех. Хотя по жизни и темпераменту это настоящий «щирый кубанец», прямо из фильма про послевоенных казаков.

Помните песню, «Каким ты был, таким ты и остался»? Вот и Агеев среди тех мужиков смотрелся бы естественно.

В его южном крае принято рассказать об умершем что-нибудь радостное что ли, чтобы оттенить фактуру жизни, глубину характера.  

И вот о Саше. Когда мы впервые встретились в тысяча девятьсот девяносто пятом году в гостинице «Пекин», большой Алекс уже спасал экипажи из «Андриатик Танкерс», компании-банкрота. По словам «Комсомолки» тех дней, именно он легко дирижировал судами, профсоюзами всех стран и портовыми властями, направляя одних к другим  и заставляя включаться в помощь третьих.

И вот эта звезда международного уровня вводила нас в курс дела до поздней ночи в ресторане. После закрытия дискуссия продолжалась в номере до утра. После чего калининградцы выбыли, а Агеев взял портфель с жалобами и поехал в Шереметьево, чтобы лететь в какой-то порт.

Мы будем помнить его таким всегда.

30.04.2014