Калининградская региональная организация российского профсоюза моряков

ТРАУЛЕР "ПОТЁМКИН"

Среднетоннажный кормовик «Павел Копытин» (8834665, флаг России), приписанный к Южно-Сахалинску, некоторые из экипажа отдали за трудоустройство 50 тыс.рублей, объявил забастовку в Норвегии.

В начале октября, ещё на промысле в норвежской зоне Баренцева моря, рыбаки отказались выходить на работу по причине невыплаты зарплаты за три месяца.

Хотя с задолженностью по зарплате не всё так просто. Часть заработка, указанная в контракте, прописана в рублях и составляет не более 300 баксов. А другая, фактическая и валютная, обещанная на словах, перечислялась на банковские счета рыбаков, открытые по требованию судовладельца в Пуссане, Южная Корея (кстати, сумма задолженности легко доказывается по аналогии с предыдущими выплатами).

В Пуссане и находится бухгалтерский офис для расчета с моряками, работниками ЗАО «Альбакор Прим» из Южно-Сахалинска.

Такой двойной расклад, флаг из России, бабки - в Корею, позволяет судовладельцу  кидать и тех, и этих. Тех – значит рыбаков. Еще летом этого года,  во Владивостоке, по такой же схеме обидели экипаж траулера «Сантана». Инспектор Пётр Осичанский обратился в прокуратуру с заявлением по факту мошенничества со стороны компании. Мол, обещали платить одно, а не платят ничего. Но транспортная прокуратура Владивостока не ответила, не углядела, и теперь наш  позор выплеснулся за наши границы.

Когда по приказу судовладельца траулер пришел в деревню Батсфьорд, двенадцать членов экипажа отказались возвращаться домой без полного расчета по зарплате.

На двенадцать душ причитается примерно 40 тыс.долларов, что вроде бы немного. Но шансов получить зарплату на родном берегу, где предыдущий экипаж, до сих пор не получивший своих денег, прогуливается вокруг здания, откуда смылся крюинг… Шансов получить своё в суде, где на примере экипажа «Сантаны» рыбакам выплатили лишь то, что было прописано пером, а в качестве компенсации за моральный ущерб взыскали с судовладельца по 50 тыс. рублей – столько же народ заплатил за трудоустройство – ну и сколько здесь шансов?

Поэтому и нашла коса на камень. Накопились и другие обиды. Рабочий день продолжительностью в шестнадцать часов, а оплата за восемь, и вахта в машине двенадцать через двенадцать. Продолжительность рейса составила пять с половиной месяцев вместо четырех.

В Норвегии часть экипажа «вошла» в какие-то обстоятельства судовладельца и отправилась восвояси. А другая – обратилась в инспекцию МФТ, написала заявление в Российский профсоюз моряков, РПСМ, и готова обосновать свои требования хоть документально, хоть иначе. 

 

© Вадим Мамонтов

31.10.2016