Калининградская региональная организация российского профсоюза моряков

БЕЗАЛКОГОЛЬНЫЙ КРЮИНГ

Такое стихийное движение началось среди крюинговых агентств Калининграда. Конечно, это не новость -  что каждый моряк подписывает в контракте обязательства «Не употреблять, не вдыхать и не нюхать», а на каждой переборке перед трапом красуется символ бутылки, перечеркнутой крест-накрест.

   И что с того?

Вот старпом -  знаток этих правил и контролер, по долгу службы, топает на родимый борт поддатым и лезет в гидравлику люковых закрытий  прямо во время грузовых операций. Повезло, человека зацепило по мелочи, сломало два пальца: экстренный вызов медиков, попытка составить акт и дружеские показания капитана: мол, да, это я ему потом налил, чтобы болевой шок снять. В результате судовая компания целый год спорит со страховой, а та - и с моряком, и с судовладельцем. Деньги оспариваются, в смысле компенсации, небольшие. Но у судовладельца принцип: «Он не имел права пить и, значит, компенсации не будет». Хотя, пока суть, да дело, посмеивающийся над всем этим старпом давно ушел в рейс от другой компании, оставив доверенность адвокату.

Между тем, его «кейс» и стал последней соломинкой, сломавшей шею верблюду: в судокомпании весь флот становится тотально безалкогольным. Теперь каждого моряка, возвращающегося из увольнения, на трапе будет встречать вахтенный с алкотестером.

Насколько это законно? Абсолютно. Например, согласно Приказу Минтруда РФ №580Н, транспортные предприятия обязаны расходовать на закупку алкотестера до 20% средств из фонда страхования. По аналогии такая ссылка пригодится и судовладельцам разных флагов. Да и Россия вроде как свою цистерну выпила. Цитируем журнал «Огонек» № 8 2013 г.:  

«Российский олигарх Алексей Мордашев внедрил на своих заводах в Петербурге поголовное алкотестирование. Датчики на заводских проходных настроены на 0,3 промилле. Подходит человек к турникету, а там, на штанге коробка с отверстием, в которую он должен «дыхнуть». Трезвый выдох включает зеленую лампочку, значит, можно приложить карту пропуска и пройти на территорию. А «выхлоп» выше алкогольного ординара вызывает красный сигнал и турникет блокируется.

Пьянство на предприятиях – традиционный обычай победившего пролетариата, породивший хвастливый фольклор, псевдонаучные исследования и даже арсенал средств борьбы: от тупоголовой пропаганды «Трезвость – норма жизни» и женсоветов, до внедрения алкотестеров. Кстати, и сейчас на запрос «рабочие пьют» откликается в поисковике 3 млн. ссылок. Опросы показывают, что больше 70 процентов работников пьют на работе, причем 14 процентов делают это хотя бы раз в неделю.

На заводе Мордашева война с производственным пьянством была объявлена после трагедии на в 2011 году, когда в одном из цехов разбился пьяный ремонтник мостовых кранов. Сначала на заводе ужесточили так называемый субъективный визуальный контроль на проходной, потом субъективный фактор подкрепили техническим, закупив южнокорейские алкотестеры «Динго В-01».

И, что интересно, никто из попавших «под раздачу» работников даже не попытался оспорить потерю рабочего места в суде.

Приходят в профком, возмущаются, но все заканчивается эмоциями».

Интересно, что в статье из «Огонька» сказано главное: применение алкотестеров стало условием, внесенным в коллективный трудовой договор. И примечательны вопли профкома, заступника за страдальцев. Мол, надо не столько карать, сколько лечить. Ведь есть люди, которые без выпивки не могут, и применение алкотестеров ущемляет их людские права. Почему подобное невозможно на Западе?

   Ответим так.  

  Очень даже возможно. На всех судах оффшорного сектора, что в Мексиканском заливе, что у острова Сахалин, на обслуживающих этот флот береговых предприятиях, специализированных заводах и мастерских –  сплошная безалкогольная зона на неопределенный период времени. Это правило распространяется даже на членов семьи, приезжающих в гости и представителей различных делегаций.

Из последних новостей на эту тему, внедрившее такую практику предприятие, например, Exxon Mobil требует тех же правил от всех партнеров по производственной цепочке.   

А что происходит обычно,  когда на борту судна «чихали» на сухой закон  - в развитие темы См. статью "Все говорят, что мы пьяницы горькие..."

Автор статьи: Мамонтов В.В.

 

 

 

 

14.03.2013