Калининградская региональная организация российского профсоюза моряков

КОГДА ПИРАТЫ СЫГРАЮТ В ЯЩИК или ИСТОРИЯ ОДНОГО ПЛЕННИКА

 

После более чем пяти лет нападений сомалийцев на суда в  Индийском океане кажется, что моторные лодки с торчащими вверх АК-47 стали появляться на горизонте всё реже. Последний «успешный» захват  торгового судна, по сведениям наблюдающих за пиратским промыслом морских офицеров, был произведён, по меньшей мере, девять месяцев назад. Ещё два года назад, несколько судов одновременно уже были бы захвачены и выменяны на сброшенный с воздуха многомиллионный выкуп  в течение одной недели.

Но  на борту Queen Mary 2 (IMO 9241061, Bermuda) -  одного из самых узнаваемых океанских лайнеров в мире, следующего в Дубай через Красное Море и воды Индийского Океана, всё же, чувствуется волнение. «У пиратов есть оружие и они не побоятся его использовать, – говорит капитан-лейтенант Олли Хатчинсон, офицер связи британского королевского военно-морского флота во время инструктажа для пассажиров на борту лайнера, - если пираты  выбрали себе цель, любые средства будут хороши, чтобы попасть на борт».

На фото: круизный лайнер Queen Mary 2

 

Для наглядности, он демонстрирует напуганным туристам фотографии итальянского вертолёта, обстрелянного из пиратского стрелкового оружия, и фото с изображением вооружённых АК-47 и гранатомётами сомалийцев.

На самом деле, Queen Mary 2 – следующему с  2500 пассажирами и 1300 членами экипажа из Саутгемптона в Дубай во время своего кругосветного плавания – едва ли что-то угрожает. Судно, длиной почти 345 метров, и высотой в   14 этажей – довольно крупная «рыбка», даже его променадная палуба находится на уровне 7-го этажа над морем. Лайнер быстр, его борт крепок, и, по крайней мере, на этом отрезке пути, хорошо охраняем.  Как и  многие торговые суда, QM2 теперь нанимает  частные вооруженные группы охраны  для прохождения зоны риска.

В «Cunard», британской компании-владелице супер-лайнера, отказываются комментировать, как конкретно обеспечивается безопасность участников круиза. Но наёмники на других судах обычно имеют при себе автоматы М-16, а иногда и ленточные пулемёты, часто взятые с судов-арсеналов вблизи Джибути и Шри-Ланки. Часто на главной палубе также устанавливается дополнительный надзор – для предупреждения малейшей опасности издалека.

«Я надеюсь, мы сможем ослабить меры безопасности  на проходе через те же воды в следующем году»,  - говорит Кристофер Коммодор  Ринд, Старший Капитан  компании «Cunard» и действующий Капитан QM2, -  но на сегодняшний день, об этом ещё очень рано говорить». 

На фото: частная наёмная охрана на одном из судов под германским флагом тренируется "отстреливать" пиратов

 

Если на судно напали -  первый телефонный звонок раздастся в невзрачном, утопающем в садовой зелени, беленьком бунгало британского посольства  в Дубае. Управление Морского Транспорта Великобритании (the UK Marine Transport Operation - UKMTO) было создано вскоре после  событий 11 сентября 2001 года,  с целью обеспечения безопасности британского судоходства в этом районе. С учащением случаев пиратских нападений во второй половине прошлого десятилетия, Управлению уже пришлось координировать всё международное судоходство на большей части Индийского океана.

Большинство судов, проходящих через эту зону - контейнеровозы, танкеры, круизные лайнеры и даже плоскодонки - теперь ежедневно регистрируются UKMTO.  При малейшей опасности, они свяжутся с британской командой с просьбой о помощи. «У нас были звонки, когда  на фоне криков из трубки раздавались выстрелы и разрывы гранат,  - говорит капитан-лейтенант Саймон Гудс, офицер на службе Управления, - но в последнее время, телефон звонит всё реже».

Единственный подтверждённый случай нападения  в этом году, по словам  Гудса, произошёл на торговом судне, направляющемся в кенийскую Момбасу, в начале января.  Частная охранная группа на борту сумела, после 30-минутной перестрелки, всё-таки, отразить атаку. По данным рабочей группы по борьбе с пиратством ЕU NAVFOR, созданной по инициативе ЕС, в прошлом году было зафиксировано лишь 36 фактических нападений пиратов; 73  случая -  когда экипаж сообщал, что видит на горизонте «вроде бы, пиратское судно», которое, также могло оказаться и невинной рыбацкой лодкой.

Это само по себе  уже прогресс, по сравнению с 2011 годом, когда было зарегистрировано  176 нападений и 166 «подозрительных объектов вдалеке». Пять судов были захвачены в плен в 2012 году, по сравнению с 25-ю  и 27-ю в 2011-м и 2010-м годах, соответственно.

   «В этом году станет, наконец, ясно,- говорит капитан-лейтенант Жаклин Шериф, пресс-секретарь ЕU NAVFOR,  - можно ли назвать сокращение числа «пиратских вылазок» устойчивой тенденцией, или нет». Так, число нападений у берегов Западной Африки, по всей видимости, растёт, а это, по мнению аналитиков, может означать, что примеру сомалийцев решили последовать и  другие преступные банды.  

 

Пиратскому бизнесу крышка?

В чём именно заключается истинная причина спада пиратской активности  - это ещё предстоит выяснить.  Может, это заслуга бесчисленных военных флотилий, патрулирующих  Индийский океан: с тех пор, как пиратский промысел впервые привлёк внимание мировой общественности в 2008 году, ряд государств отправили свои военные корабли в регион.

Проходя через Международный Транзитный Коридор -  защищенный маршрут между Сомали и Йеменом, QM2 со всех сторон охраняется военными кораблями  США, Франции, Индии и Австралии, а также ВМС ЕС,  вкупе с отдельными флотилиями коалиционных сил НАТО, часто состоящие из азиатских судов. Некоторые другие страны, включая Китай и Россию, также держат здесь свою охрану, конвоирующую суда через «зону высокого риска» (high-risk zone). В мае прошлого года ЕС NAVFOR изловила на берегу группу вооруженных пиратов, готовящихся отправиться «на дело» на вертолетах.

Не все, однако, считают,  что снижение активности сомалийцев объясняется многочисленным присутствием ВМС в регионе. Вот решение о массовом использовании вооруженных охранных групп на борту – другое дело. Ведь ни одно судно с вооруженной охраной так и не было взято пиратами - хотя морские офицеры из Управления Морского Транспорта Великобритании и другие специалисты утверждают, что  нанятые  охранники могут вести себя слишком  агрессивно и начать палить по каким-нибудь невинным рыбакам из Индии, Омана или Йемена. Ситуация также меняется и в самой Сомали,  пребывающей без действующей власти в течение двух десятилетий: временное правительство – оно же - обыкновенная африканская хунта, в лице кенийских вооруженных сил, кажется, всё ближе к победе над  исламистскими повстанцами. 

На фото: Заместитель Командующего ВМС Еросоюза представляет немецкий отряд к наградам за выполненную антипиратскую операцию (13 марта 2013 г)

 

В прошлом месяце один из пиратских главарей в Сомали официально заявил о том, что решил оставить преступный образ жизни и встать на путь истинный: «Я надеюсь, моему примеру последуют и многие другие, особенно молодые люди», - говорил Абди Хассан. Одновременно с этим трое сирийских моряков, попавших в плен ещё в 2010 году, оказываются на свободе просто так. Пираты даже не потребовали выкупа. Четыре судна со 108-ю пленниками ещё удерживаются,  по данным ЕС сомалийцами. 

На фото: вышедший в отставку Эф Уейн Абди Хассан, по кличке "большой рот"

 

Дело может быть в том, как считают многие офицеры и аналитики, что пиратам, наконец, «перекрыли крантик»: ввиду резкого падения «рентабельности» бизнеса, их спонсоры решили, видимо, приостановить инвестиции.  И всё-таки, пока ещё никому не приходит в голову прогнозировать ситуацию на будущее. Недавняя попытка ночного нападения пиратов  на торговое судно всего в нескольких милях от захода в Ормузский пролив стала напоминанием о том, что «зона высокого риска» довольно велика.

Вскоре перед входом в Суэцкий канал, пассажирам на QM2 было настоятельно рекомендовано покинуть открытую палубу, и оставаться в своих каютах до тех пор, пока опасность не минует. С наступлением темноты, отдыхающие занавешивают  свои иллюминаторы,   а члены экипажа  опускают плотные шторы в местах общего пользования. Основные ходовые огни остаются -  во избежание столкновения с другим судном.

Смысл в том, что пиратам должно быть сложнее определить тип судна и расстояние до него. Затемненный корабль также легче наблюдать со смотровых площадок, оснащенных приборами ночного видения, а значит, быстрее придут на помощь.

Другим, более уязвимым судам – необходимы бо`льшие меры предосторожности. В отдаленной части Индийского океана, ближайшая военно-морская поддержка может  находиться в восьми или девяти часах хода. Пассажиры на борту лайнера выглядят в большинстве своем расслабленно. «Это меня вообще не волнует, -  говорит Кики О'Коннелл, 66 лет, из Портленда, штат Мэн, когда лайнер подходит к Дубаю, - вряд ли мы увидим кого-нибудь из пиратов, но если это случится,  мне бы хотелось, чтобы это был Джонни Депп».

И пока отдельные специалисты и судовладельцы размышляют о том, что бы сократить затраты на обеспечение безопасности своих экипажей, подкрепляя свои доводы сводками, мы позволим себе замечание, что «всего» пять судов, и «всего» 108 пленников – страшная статистика. В качестве иллюстрации, ниже  - рассказ одного из парней, которого не уберегли никакие ВМС. 

 

                                                             История одного пленника

 «В апреле прошлого года, я проходил обучение и готовился стать морским офицером на химовозе, принадлежащем одной мумбайской компании. Экипаж состоял из 22 человек – половина профессиональные моряки, другая – инженеры из Индии. В свои двадцать один я был самым младшим членом команды.

Судно направлялось из Индии в Норвегию – рейс, который должен был продлиться 25 дней. На четвёртый день, после обеда я был на вахте, когда другой смотрящий закричал, что видит приближающуюся лодку. Мы находились в 120 милях от берегов Омана, прибавить к этому внешний вид и размер лодки… мы поняли – это были пираты.

На фото: бывший пленник сомалийцев

Я тут же дал радиограмму индийскому военному кораблю – но было слишком поздно. Через несколько минут, шестеро пиратов поднялись на борт и открыли пальбу из своих АК и гранатомётов. Нам не оставалось ничего – мы сдались.

В навигационной диспетчерской нас уложили на пол.  На ломаном английском пираты сказали, что собираются попросить выкуп от компании в 15 млн. фунтов. Все были  страшно напуганы.  Так мы лежали в тишине, долго, до тех пор, пока ранним утром, когда еще шестеро пиратов присоединились к ранее прибывшим и   сообщили, что мы  отплываем в Сомали.

Условия были невыносимые. Мы все жались в углу. Окна закрыли, и без воздуха мы задыхались. Нам разрешили пользоваться туалетом, но вскоре он превратился в вонючее месиво.  Почти все мы  заболели. Нас кормили только так, чтобы не умерли от голода -  картошкой и луком. Раз в пару недель выпускали на палубу, чтобы размять ноги.

 Шанса сбежать не было: пираты, держащие нас под прицелом, сменяли друг друга постоянно. Они держали нас в страхе – и избивали железными прутьями. Мне удалось избежать худшего, но я видел, как нескольких ребят побили и пытали током через прикреплённые к гениталиям клеммы, одного подвесили на канатах к одной из мачт и оставили так на несколько часов.  Даже когда я не видел их мучений, я слышал их крики. И до сих пор слышу. Не знаю, почему мне не причинили вреда, может, посмотрели, что молодой? Да не важно... Некоторые из старших членов экипажа  пытались сопротивляться, но я теперь точно знаю – с пиратами шутки плохи.  

 

По утрам я просыпался с мыслью, что сегодня точно умру. Но старался вести себя тихо. Мне кажется, я тогда стал фаталистом: всё, что я могу – ждать.

Каждые несколько дней один из нас должен был звонить в офис компании и умолять дать за нас выкуп. Там говорили, что пираты просят слишком много, нужно сбавить цену. По прошествии первых четырёх месяцев нас заставили позвонить домой, чтобы семьи тоже могли надавить на судовладельца. Эти звонки были невыносимы, говоришь три слова, и разговор обрубали.  

 Прошло несколько месяцев, но пираты так и не могли получить выкуп, тогда   они положили нашего Капитана в другую часть лодки, так, что бы думали, что он убит. Они хотели, чтобы мы умоляли спасти нас ещё усерднее. Мы уже перестали верить, что вернёмся домой. Затем, на     238-ой день, нам сказали, что компания, наконец, заплатила 5 млн. фунтов и скоро нас заберёт какое-то немецкое судно. Пираты сбежали на другой лодке.

То ощущение, когда немецкий экипаж вёл нас в лучах солнца,  -  трудно описать.  Я онемел от радости, и когда я обернулся, увидел, что  парни рыдали.

Так я оказался на борту другого судна, и как будто заново родился: первая еда, первый душ, чистая одежда – всё было как впервые. Через неделю я встретился с семьёй. Они просто стояли и плакали: я выглядел ужасно, весь исхудал.

Под прицелом мне приходилось всё время сдерживаться, но когда я оказался дома, то уже не мог совладать с эмоциями – злился на всё и всех. Мне не предложили никакой терапии или помощи, я должен был справляться сам.

Тем не менее, этот случай не отпугнул меня от профессии моряка, и сейчас  я повышаю квалификацию, чтобы снова пойти в море. Я не позволю пиратам сломать мне карьеру. Они и так уже достаточно постарались».

Подготовлено при информационной поддержке сайтов: www.safeourseafarers.com; www.sailors-club.net; www.eunavfor.eu

 

 

 

 

 

 

20.03.2013